Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?0

Если в некой индустрии крутится 227 миллиардов долларов в год – это много или мало?

Давайте прикинем.

В мире ежегодно производят почти 6 миллионов тонн чая. При оптовой цене килограмма в районе трех с половиной долларов, урожай стоит около 21 миллиардов долларов в год.

Экспорт чая – большой и важный бизнес для целых государств. Например, для Кении и Шри-Ланки чай является одним из ключевых источников дохода, и, когда случается засуха, экономика стран сильно страдает.

Чайный куст набирает максимальную силу только через 40-50 лет после высадки саженца. Площади чайных плантаций занимают огромные пространства и хорошо видны из космоса. Листья собираются только вручную. Потом их нужно высушить, упаковать, доставить на фабрику, которая может находиться вообще на другом континенте.

Результаты трудов тысяч людей находятся у каждого из нас в шкафчике на кухне. В любом магазине нас встречают десятки, сотни разных упаковок чая.

И вот вся эта огромная, хорошо заметная всем индустрия стоит оптом 21 миллиардов долларов в год. Подчеркну – оптом, потому что жадность и фантазия расфасовщиков бесконечны. Но основной труд лежит на плечах тех, кто выращивает и собирает чай.

А есть сфера, где крутится денег на порядок больше. Те самые 227 миллиардов . Это индустрия сбора и обработки цифровых данных. Причем вы являетесь ее активным спонсором, делая взносы личной информацией и живыми деньгами. Тем не менее, несмотря на такую вовлеченность, вы почти ничего об индустрии не знаете.

Интересно? Мне тоже.

Что в имени тебе моем?

28 января, в День защиты данных (есть и такой), Apple опубликовала любопытный документ «Один день из жизни ваших данных». Почитать его может любой желающий, с одной маленькой оговоркой – на момент написания этого текста был доступен только англоязычный вариант.

В нем очень доходчиво показано, как вполне обычная прогулка отца с дочкой в парк становится, с одной стороны, поводом в будущем продать папе разных товаров, а, с другой, генерирует информацию, которая сама станет товаром и будет многократно продана в разных обертках. И именно из таких крупиц складываются две сотни миллиардов долларов.

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?1

Вот как это работает.

Перед прогулкой отец (пусть его зовут Джон) смотрит прогноз погоды, проверяет пробки на маршруте к школе, где учится ребенок, и заодно читает новости. Приложения, которыми он пользуется, внимательно следят за геолокацией пользователя, одновременно «зная» о планируемых перемещениях и интересах. Собираемые данные анонимны, то есть в них не фигурирует имя человека и номер его телефона.

Но разработчики приложений продают информацию множеству так называемых «брокеров данных». Те, в свою очередь, «обогащают» их данными из других приложений и источников. И в результате получают крайне детальный слепок личности. В общем-то, имя никого не волнует. Чай не селебрити. Гораздо интереснее, что есть человек известного возраста, живущий в известном здании, бывающий в известных местах и обладающий известными интересами. И еще у него есть дочка.

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?2

Этой самой дочке (ее зовут, например, Эмма) во время игры на папином планшете показывают рекламу нового самоката. Реклама появилась потому, что производитель заказал показы на устройствах, принадлежащих людям определенного возраста, с определенным доходом и с детьми. В старые времена компании бы пришлось крутить ролики по телевизору и, что называется, бить по площадям. Ведь рекламировать самокаты в передачах для взрослых странно, а при размещении ролика в детской программе нельзя гарантировать, что ребенок сможет склонить родителей к покупке. И, главное, совершенно не факт, что у последних есть на него свободные средства.

А так получается выстрел в десятку. Особенно если какое-нибудь приложение на смартфоне Джона услышало несколько раз словосочетание «день рождения». И распознало. Разумеется, полностью анонимно. Информация о грядущем семейном празднике очень интересна рекламодателям.

На прогулке папа с дочкой делают селфи, и потом Джон с помощью модного приложения пририсовывает всем заячьи ушки. Все хорошо, но приложение имеет доступ ко всем фотографиям на телефоне. Метаданные снимков (в первую очередь, место съемки) – отличный товар для брокеров. Они позволяют не только узнать любимые места владельца аппарата, но и – косвенно – оценить его платежеспособность. Например, если он всю жизнь проводит в небольшом городке и ездит только в супермаркет – это одно. А если метнулся в Париж на неделю и жил в пятизвездочном отеле, ему можно предложить много интересных товаров. И такие данные купят дороже.

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?3

По пути домой наши герои заезжают поесть мороженого в кафе при магазине игрушек. Восторгу сборщиков данных нет предела: этот замечательный папа знает места, которые нравятся детям, и готов расставаться там с деньгами. Да, информация о платежах тоже секрет Полишинеля, особенно если какое-нибудь приложение имеет доступ к SMS.

В общем, вполне обычная прогулка с ребенком становится источником знаний для разных продаванов, которые будут долбить персонализированными предложениями не одну неделю. И очень вероятно, что в итоге продажа состоится. Возможно даже не одна.

А если бы это была деловая поездка?

А сколько всего интересного можно собрать, когда на смартфоне каждый день решаются какие-то рабочие вопросы, вроде закупки товаров и управления логистикой?

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?4

Уйти под радары

По своей работе я много перемещаюсь в пространстве. И почти каждый раз беру с собой разные телефоны, потому что лучше всего их тестировать именно в дороге. Информативнее получается.

Так вот, когда при себе смартфон на Android, чувствуешь себя под постоянным присмотром. И платформа, и установленные приложения знают о тебе все. Где ты покупал воду, где ужинал, где ночевал, мимо каких достопримечательностей проходил… Вот только что, вернувшись из Нижнего Новгорода, я поставил оценки двум десяткам мест, где побывал или прошел мимо. И еще полусотне из предыдущих поездок. Разумеется, сам я все не запомнил, но приложения вежливо подсказали все адреса и явки.

Пусть их, мне не жалко. С одной стороны, это даже забавно. С другой, я понимаю, что на основе собранных данных меня будут долго пичкать специально подготовленной рекламой. Но мне это интересно в исследовательских целях, а к бумажнику роботы пока не пробьются, ума не хватит. Но роботы, в отличие от людей, с годами умнеют. И кто знает…

А вот когда у меня с собой только iPhone, никаких напоминалок не приходит. Будто и не ездил никуда. iOS наверняка что-то знает, но сохраняет знание в себе, не делясь с установленными приложениями. Если очень захочется, можно поделиться самому.

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?5

Как это на iOS/iPadOS работает, я уже писал . И даже не раз .

Суть в том, что Apple оставляет данные в семье. В смысле, крайне жестко контролирует работу разного рода трекеров в приложениях и предоставляет пользователю возможность регулировать уровни «подглядывания».

Например, сегодня один мессенджер после обновления вдруг возжелал отслеживать мои активности в других приложениях и на сайтах. iOS предупредила об этом, и я отказал любопытной варваре, заодно отключив ему точное геопозиционирование. Ну не нужно программе для отправки сообщений знать где я с точностью до метра.

Не нужно всем подряд приложениям иметь доступ к коллекции фото на смартфоне.

Не стоит шерстить мою переписку, пусть и «обезличенно».

Много чего не стоит. Особенно с учетом того, что все это накапливается годами, и непонятно – как может однажды выстрелить.

Итого

Трудно осуждать тех, кто зарабатывает деньги, находясь в рамках правового поля. Пусть порой и проходя по самому краешку.

Но само правовое поле в этой сфере нарисовано словно мелком на асфальте. Не удивлюсь, если уже скоро этот приятный приработок для разработчиков ПО превратится в наказуемое деяние. Причем – уголовно. Easy come, easy go.

Сколько стоит информация о вашей жизни, и кто на ней зарабатывает?6

Но даже если бизнес на подсматривании останется вполне легальным, пользователь должен иметь право и возможность контролировать судьбу своих цифровых отпечатков. Раз уж они настолько ценны, что кто-то зарабатывает на них пару сотен миллиардов долларов в год – извольте делиться.

Абсолютно не переоценивая ценность своей цифровой личности, я хочу за чужое приобщение к ней получать какую-нибудь приятную компенсацию.

Где-то в пределах чашки приличного чая.

P.S. Если ничего не изменится, выручка индустрии к 2025 году вырастет до 400 миллиардов долларов. Ориентировочная цена персональных цифровых данных одного европейского пользователя интернета увеличится до $3.18.

Подписывайтесь на Технодзен и будьте начеку

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.