На исходе средних веков с портретов и витражей на нас смотрит улыбающаяся Богоматерь. У груди она держит здорового и полного жизни ребенка. Самобытная культура Ренессанса родилась из этих объятий матери и дитя, когда к средневековому мировоззрению был добавлен штрих вечности. Человек Возрождения был рожден от женщины Возрождения…

Предназначение женщины

Мужчина того времени имел вполне определенный образ. Их могло быть несколько: философ и артист, священник и аристократ, разбойник и рыцарь. У женщины образ отсутствовал. Она могла аккумулировать все эти образы сразу. Но определяли ее сущность совсем другие роли. Она была мамой или женой, дочерью или вдовой.

Большинство женщин Возрождения становились матерями, но материнство означало для них и профессию, и главную черту их личности. Взрослая жизнь состояла из непрерывной череды родов, грудного вскармливания и беременности.

Каждые 2 –2,5 года женщины-аристократки давали жизнь маленькому человеку. Роды сменялись грудным вскармливанием, которое снижало вероятность зачатия. Женщины из богатых и знатных сословий рожали чаще, чем бедные крестьянки. Необходимость обеспечить наследника для передачи всего имущества по наследству заставляло заботиться о своей фертильности. Еуженио Гарин в книге «Человек Возрождения» приводит данные: венецианка Магдалучия Марчелло рожала 26 раз.

Вынашивание ребенка было для женщины и привилегией, и тяжким бременем. Только что родившая женщина, как и невеста в день свадьбы, занимала почетное место в обществе и в собственном доме.

От женщины ожидали любви к детям. Знатных наследников матери кормили, воспитывали и обучали до 7 лет, находя в материнстве возможность для творчества и самовыражения. Потом воспитание переходило в руки отца.

Мать и сын

Хорошо известна история Алессандры Строцци, мамы 8-х детей, благодаря 72 письмам, которые она отправляла сыну Филиппо. После смерти своего мужа и высылки ее старших сыновей – противников Медичи, она писала уже взрослому сыну, давая ему медицинские советы, рассказывая о финансовых делах семьи, посылая сыры и сладости.

В самых высших слоях общества отношения между матерью и взрослыми сыновьями были очень тесными. Маргарет Бофорт из рода Ланкастеров, мать будущего Генриха VII, поддерживала его в борьбе за трон Англии. Поздравляя сына с днем рождения, она называла его «единственным счастьем в этом мире». Генрих, в свою очередь, писал ей, что связан с ней больше, чем с любым другим живым существом.

Век спустя Элизабет Гримстоун написала трактат для своего сына Берни, в котором она давала ему советы в образовании, в семейной жизни. По ее словам, не существует любви сильнее, чем любовь матери и ее ребенка. Многочисленные тексты, написанные женщинами, свидетельствовали о сильной связи между матерями и взрослыми сыновьями.

Рождение и вскармливание

Но женщины, которые любили своих детей, все же боялись родов. По средневековым представлениям, это была Божья кара за грехи. Повивальные бабки обладали только практическим опытом и не могли помочь роженице в тяжелых родах или предотвратить инфекцию. Этим опасностям были подвержены и богатые, и бедные женщины. Венецианец Грегорио Дати из 4-х жен похоронил 3-х, которые умерли из-за родовой горячки.

Выжившие матери часто становились свидетельницами смерти своих детей. В те времена детская смертность достигала 20-50%. Грегорио Дати имел от всех жен 25 детей, но только 9 из них достигли совершеннолетия.

До 1,5-2 лет дети питались грудным молоком. Это была еще одна миссия женщины. По всей Европе матери кормили и своих детей, и малышей знатных женщин. Дамы высшего сословия отказывались кормить грудью, несмотря на заверения медиков и гуманистов о необходимости этого. Причиной отказа было не только неудобство для женщины, но и нежелание мужей. Кормление грудью имело контрацептивный эффект, который был не желателен для знатных семей. Нужно было заботиться о передаче наследства и титула своим потомкам.

Дети из высших сословий вскармливались простыми крестьянками. Спустя несколько дней после родов, ребенка отдавали кормилице в ближайшую деревню. Услуги кормилицы стоили вдвое дороже, чем работа служанки в богатом доме. Потому те матери, которые не могли выкормить родных и чужих детей, часто жертвовали своими. Монтейн рассказывал, что ему приходилось видеть крестьянских детей, привязанных к козьему вымени, тогда как их мать кормила знатных детей. Очень часто дети простых женщин погибали из-за отсутствия заботы.

На попечении кормилиц дети из знатных семей тоже находились в смертельной опасности. Причины смерти были разные: бедность, недоедание, неосторожность и многочисленные болезни. Тосканский нотариус Лапо Маццеи отдал кормилицам своих 14 детей, из которых выжили только 5 сыновей и дочерей. В одном из городов Англии в конце XVIв. на протяжении 25 лет 6 % от всех смертей составляли случаи смертности детей на попечении кормилицы.

Вечный покой для детей

Многие века практиковалось детоубийство. Это была обычная и приемлемая форма ограничения роста населения, практикуемая в античности. Особенно это касалось новорожденных девочек, хотя убийство ребенка и наказывалось смертью через утопление или колесование.

Некоторые знатные матери отдавали на усыновление незаконных детей, что часто также заканчивалось смертью ребенка. Таких детей подбрасывали на порог церквей и монастырей. Социальное явление сиротства зародилось в VIII веке и широко распространилось к XIV-XVI векам.

Счастливый портрет матери и дитя, с которого начиналось Возрождение, блекнет при более близком рассмотрении. Рождение детей в муках, страдания от потери малыша, влияние нищеты, строгость закона – все это ожесточило и сделало бессердечными и мать, и ребенка.

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «История» (https://zen.yandex.ru/history_world)

Наш сайт: worldofhistory.ru — еще больше интересного и увлекательного

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.