Очень постыдная история с урока0

День 27 октября 2002 года учитель истории Михаил Иванович запомнил на всю жизнь. Начиналось всё вполне благополучно. У него предстоял открытый урок, который нужно было дать для делегации из районного центра. В случае успешности урока, Михаил Иванович имел полное право претендовать на повышение категории.

К уроку было всё готово — ученики предупреждены, правильные ответы заранее выданы, возможные отклонения от плана продуманы.

Что удивительно, и урок шел как по маслу. Было видно, что делегация вполне себе следит за ходом и даже улыбается.

Всё случилось к самой середине. Сначала предательски заурчал живот, затем чуть ниже что-то потянуло, а потом где-то в центре Михаила Ивановича началось самое настоящее землетрясение.

Поначалу он попытался заглушить звуки посредством передвигания скрипящего стула. Затем он начал громко постукивать пальцами по столу. А когда звуки не стали заглушаться даже громко стукающим по доске мелом, Михаил Иванович понял, что взрыва осталось 10, 9, 8, 7 …

— А сейчас я на секундочку выйду, а вы подумаете над этим вопросом! — максимально весело с выпученными глазами сказал Михаил Иванович и, не дожидаясь реакции класса, выбежал из кабинета.

3, 2, 1 …

— Фух, успел, — сказал Михаил Иванович, одной рукой придерживая штаны, а другой держась за край белого коня.

"Можно идти, но сначала нужно зайти в учительскую" — подумал он.

Михаил Иванович был человеком продуманным, а потому он предусмотрел даже такую ситуацию. Чтобы с честью из нее выйти, он приготовил так называемое "Письмо от Петра I", которое оставил в учительской.

Всего-то требовалось — взять в письмо, а потом зайти в класс с радостным восклицанием — "Друзья, Петр Алексеевич оставил нам письмо! Давайте его вместе прочитаем!". Это и плюс к уроку, это и удачный вариант выхода из неловкой ситуации.

Но вот только организм Михаила Ивановича слегка намекнул, что это было еще не извержение, всё только впереди.

Михаил Иванович взвыл. Время шло. Вариант с письмом от императора таял на глазах.

Он попытался взять всю вволю в кулак. Кулак напрягся, а воля нет. Белый конь ни на секунду не отпускал своего хитроумного идальго.

"Кто ж меня так проклял?" — думал Михаил Иванович, смахивая пот со лба.

"Зачем я ел утром эти пироги с яйцами? В них все дело".

В последующие пять минут Михаил Иванович проклинал свою жену, которая напекла пирогов перед таким важным днем, себя — за то что съел целях пять штук, курицу Чернуху и подругу ее Пеструху, которые снесли такие некачественные яйца, что человек с высшим образованием теперь вынужден пускать слезу, так как не знает, где выход из ситуации.

В жизни Михаила Ивановича случались, конечно, постыдные ситуации. Например, когда он, будучи призывником, перепутал кабинет хирурга и окулиста, а потому зашел в кабинет без исподнего, одной рукой прикрывая срам, а другой придерживая то самое исподнее и личное дело.

Или, например, когда он совершенно случайно перепутал в толпе свою жену с другой женщиной, легонько хлопнув ту по месту, по которому положено хлопать только мужьям.

Но всё это было ерунда по сравнению с тем, что с ним происходит сейчас.

Внутренние часы уже пробили пять минут до окончания урока, а акт позора и не думал заканчиваться.

Прозвенел звонок. По коридору забегали школьники, кто-то громко смеялся, кто-то прыгал на одной ноге, кто-то даже постучал в дверь туалета.

Михаил Иванович не думал, как он объяснит факт ухода с урока. Он прекрасно понимал, что его педагогическая карьера закончилась. Ему осталось лишь подтереться, взять свой чемоданчик и пойти домой.

Прозвенел звонок на урок.

Михаил Иванович закончил таки свои дела, посмотрел в зеркало, вздохнул и уже сделал первый шаг на выход, но … ему в голову пришла шальная идея.

Он приоткрыл дверь туалета, краем глаза увидел в конце коридора техничку и аккуратно лег на пол, высунув руку через дверной проем в коридор.

Минут через десять лежащий Михаил Иванович попал таки в полез зрения технического работника.

А дальше был вызов подмоги, нашатырь, лед на голову, изображение сотрясения.

На следующий день коллеги рассказывали Михаилу Ивановичу, как он их напугал своим падением. А он в свою очередь объяснял, как такое случилось.

— Плохо стало, голова закружилась, я с урока вышел, зашел в туалет, чтобы умыться, а там, видимо, грохнулся, потерял сознание. А что делегация сказала по уроку?

— Да вы тоже их напугали. Они же потеряли вас. К директору ходили, они же не знали, что вы без сознания были. А потом, когда вас нашли, им всё объяснили, они как раз обедали в столовой. Они еще подходили к вам. Не помните?

Михаил Иванович, конечно, помнил, что они подходили, жали ему руку и говорили, что урок засчитан, всё нормально, лишь бы не было сотрясения. Но роль нужно было доигрывать до конца.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.