Разоблачаю миф о

Больше, чем наблюдение за танцами на граблях в исполнении наших водителей руками, я любою сеансы антисоветских сказок с последующим разоблачением, а тут так кучно пошло — какую статью не напишешь, так кто-нибудь из лохматеньких да прибежит, обличить СССР и рассказать мне о бедных крестьянах, у которых не было паспорта.

Надо сказать, что в деле замусоривания мозгов населения, не умеющего не только критически мыслить, но и не знающего историй собственных семей, приняла участие даже "Комсомольская правда", что особенно гармонично сочетается с названием этого изрядно пожелтевшего издания.

Так как я сама отчасти происхожу из крестьянских детей, да и муж мой происхождение "от сохи" имел, то этот сеанс разоблачения антисоветских баек является, так сказать, продуктом личной биографии.

Итак, приступим.

Придя к власти, большевики паспорта отменили. Потому что свобода, а царские бумажки — символ угнетения. Особенно, если вспомнить, что женщины, которых тоже освободили, паспортов не имели (это касалось и т. н. образованного класса) , а были вписаны либо к отцу, либо к мужу, и вот там была настоящая "крепостная зависимость" — если дамочка мужа покидала по каким-то причинам, то вернуть её могли в том числе и по этапу, потому как пpecтупница.

Ну да ладно о частностях старорежимного бытия. Вернемся к советскому народу.

Сначала Декретом, принятым в январе 1922 г. всем гражданам молодой Страны Советов предоставлялось «право беспрепятственного передвижения по всей территории РСФСР в чер­те ее федеральных границ».

Декрет «Об удостоверении личности» от 20 июня 1923 г., отменил июньский декрет 1919 г. о рабочих книжках в Москве и Петрограде и провозгласил, что «паспорта и другие виды на жительство для российских граждан внутри РСФСР, а также трудовые книжки… аннулируются с 1 ян­варя 1924 года». Органам управления прямо запрещалось требовать от граждан предъявления паспортов и иных видов на жительство, «стесняющих их право передвигаться и селиться на территории РСФСР».

В то же время граждане имели право приобретать, но только по желанию, удостоверения личности, с фотографией или без нее. Власти не имели права принудить гражданина обзавестись удостоверением личности, и выдавались они на срок до трех лет.

Позже появился институт "прописки", и тоже довольно либеральный —

Декрет от 28 апреля 1925 г. «О прописке граждан в городских поселениях» предусматривал: «1) Каждое лицо, прибывающее на жительство в дом ,., хотя бы это жительство было временным, на срок более трех дней, обязано немедленно заявить о своем пребывании домовому управлению (владельцу или арендатору) дома, го­стиницы или меблированных комнат. 2) Домовое управление, домовладе­лец или арендатор дома обязаны в течение 48 часов внести сведения о прибывшем в домовую книгу и зарегистрировать запись в соответст­вующем отделении милиции»

Если у человека не было никаких документов, его регистрировали только на три месяца. Еще раз — при ПОЛНОМ ОТСУТСТВИИ ДОКУМЕНТОВ. Такие вот они — советские "крепостники".

Хотелось бы отметить, что в ходе государственного строительства большевики столкнулись с кризисом управляемости в городах, т. к. для снабжения-управления неплохо бы наладить учет живущих, а как его наладить, если до смартфонизации и камер на каждом углу почти век?

Надо помнить, что именно в те годы был взят курс на индустриализацию. Для индустриализации критически нужны люди, а где их взять, как не в деревне?

И вот этих "прикрепленных к земле", как нас пытаются убедить антисоветские сказочники, активно вербовали на новое строительство, тем более, что, к примеру местность вокруг воспетого Маяковским "Кузнецкстроя — и города-сада", людьми совершенно не изобиловала. Поэтому на большие стройки проводился оргнабор, но было и "устройство самоходом" — так предки моего мужа (по линии матери) оказались в Ленинграде. Моя же бабушка из ныне Луховицкого района МО перебралась в Москву, где работала кондуктором и вышла замуж за потомка старомосковских мещан.

Подчеркиваю — все это происходило с родственниками "от сохи" в начале 30-х, и никто им препятствий не чинил.

Немного статистики:

В 1926 году, в СССР было 26,3 млн городского населения и 120,7 млн сельского населения, а в 1939 году, городское население уже составляло 56,1 млн, т.е. увеличилось более чем в два раза.

Контрольный вопрос: если крестьян "закрепощали-не пущали", то горожане с Марса прилетели, что ли?

Итак с постепенным наведением порядка с учетом в городе стало обязательным иметь паспорт, который для горожан был введен с 1932 года. Проведённая паспортизация оздоровила атмосферу в городах, т. к весьма усложнила жизнь "подрывного и преступного элемента" — профессиональных нищих, лица без определённых занятий, в том числе лиц цыганской национальности, дамочек со сниженной моралью и т. п.

В деревне же паспортизация не особо и нужна: "от людей на деревне не спрятаться, нет секретов в деревне у нас".

Но крестьянам надо было и "по своим надобностям" в города выезжать, и даже оставаться. Опять же, отроки и отроковицы уезжали в учение, взрослые — заработать или торговать. Советская власть об их правах пеклась и заботилась:

Документ из открытых источников.

Заметьте, что документом предусмотрена уголовная ответственность за создание препятствий к осуществлению крестьянами свободы передвижения! Кстати, именно такими вот "ретивыми администраторами" и пополнялись списки репрессированных.

Итак, "закрепощенный Советами" крестьянин приезжал или приходил в город со справкой из колхоза или сельсовета (не все были колхозниками, знаете ли, я встречала единоличников еще времен коллективизации), устроился работать или поступил учиться — получи, гражданин дорогой, паспорт.

Хотелось бы напомнить, что советский выбор между вариантом "в городе живут советские граждане, имеющие работу, которым есть где и на что жить" и вариантом "в городе живёт кто угодно, хоть под мостом" можно объяснить проще: вашим личным выбором между слесарем Васей, его женой-ткачихой Фёклой и детьми в качестве соседей, или к примеру, табором с постоянно ротирующимся составом.

Моя родная тётушка из того же Луховицкого района МО после сельской школы поехала в Москву, поступила в ВУЗ. Так же поступил её брат. Дело было после Великой Отечественной, их мать, сестра моей бабушки, осталась вдовой. Бабушка моя детей сестры привечала, хотя тянула своих двоих, и тоже овдовела.

Мой свекор, крестьянский сын, легко, после школы (сельской же), поступил в ВУЗ в Самаре.

Правда, им Советская власть паспорта иметь предписывала аж с 1940 года Постановлением от 10 сентября N 1667 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПАСПОРТАХ». 

Все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, районных центрах, населенных пунктах, где расположены МТС; во всех населенных пунктах Московской области; во всех населенных пунктах 100-километровой полосы вокруг г. Ленинграда и 50-километровой полосы вокруг г. Киева; во всех населенных пунктах в пределах установленных Правительством СССР запретных пограничных зон и пограничной полосе вдоль всей границы Союза ССР, а также работающие на новостройках, водном и железнодорожном транспорте и в совхозах, обязаны иметь паспорта.

Обязаны? Значит, были выданы.

У свекра в селе была МТС.

Архивные фото удостоверений личности:

Разоблачаю миф оИз открытых источников. Крестьянское

Еще три крестьянских паспорта. С фото:

Разоблачаю миф оАрхивное фотоРазоблачаю миф оАрхивное фотоРазоблачаю миф оАрхивное фото.

Городской паспорт

Разоблачаю миф оАрхивные фото. Город Таганрог, 1928 год

Сейчас без паспорта даже билет на автобус дальнего следования не купить. В "крепостническом СССР" для покупки билетов на поезд или на самолет паспорта не требовались, и эта лафа на самолётах продлилась до первых попыток угона — до Распоряжения Совмина СССР от 3 ноября 1970 г. N 2320рс. Селяне так и летали со справкой из колхоза или сельсовета.

Да, и хоть не совсем в тему, но имею напомнить, что в "тюрьме народов, построенной Сталиным" до 1956 года , гладкоствольное оружие продавалось свободно. Как обычный хозтовар. Купить его мог любой, достигший совершеннолетия. Охотничьи билеты ввел тов. Хрущев.

Итак, сеанс разоблачения закончен.

Что мы видим в сухом, так сказать, остатке? А никаких преград к свободному по стране перемещению советских работников колхозов и совхозов мы даже в микроскоп не увидим, а наказывалось властями либо нарушение паспортного режима (не регистрация по месту пребывания в указанные сроки), либо если местными волюнтаристами ставились препоны жителям советских сел к их законной свободе перемещения.

Следовательно, миф о "советском закрепощении крестьян " есть обычная антисоветчина, рассчитанная на доверчивую публику.

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.