Первобытная дикость: Запрещенная книга иностранца о России0

– Эта империя — не что иное, как тюрьма, ключ от которой хранится у императора.

– Император боится гласности столь же сильно, как Россия боится императора.

– Здесь нужно разрушить все и заново создать народ.

Подобные суждения о Российской империи и сейчас кажутся слишком резкими, а во времена, когда они были высказаны, вовсе выглядели настоящим вызовом монархии, да и целой стране.

Эти и другие фразы появилась в книге некоего француза, маркиза Астольфа Луи Леонора де Кюстина, «Россия в 1839 году». Сочинение иностранца было буквально напичкано нелицеприятными оценками империи, монархического строя и уклада жизни в государстве.

Произведение француза вызвало огромный общественный резонанс. Оно было запрещено в Российской империи, а в СССР издавалось с купюрами.

Незваный гость

Де Кюстин снискал нехорошую славу еще на родине. Замешанный в нескольких скандальных происшествиях, он был отлучен от многих парижских домов и осмеян. Решив попытать счастья за пределами Франции, маркиз исколесил пол-Европы. Он стал заядлым путешественником. О каждой стране, в которой побывал, аристократ оставлял письменные воспоминания.

В 1839 году маркиз прибыл в Россию. В стране он провел около трех месяцев. Французского аристократа тепло приняли при дворе. Де Кюстин даже удостоился чести быть представленным императору Николаю I.

Впрочем, русское гостеприимство не произвело на француза никакого впечатления. Вернувшись в Париж, он издал путевые записки в которых раскритиковал страну в пух и прах.

Французский брюзга

Де Кюстина возмутило буквально все: от общественного устройства до погоды и архитектуры.

Россию иностранец назвал пустыней без покоя и тюрьмой без отдыха. Императора — бессердечным и бесчеловечным. Простой народ — бесправным, ленивым, невежественным и многотерпеливым.

Первобытная дикость: Запрещенная книга иностранца о России1

Лето в Москве и Петербурге француз посчитал крайне неприятным, реки — тоскливыми, северное солнце — холодным, классические фасады с колоннами — неуклюжими. А оказанное ему гостеприимство де Кюстин посчитал тонкой политикой и неискренностью. Порой оценки маркиза были крайне резкими: «первобытная дикость», «дурная страна».

Досталось и Пушкину. Великого русского поэта француз называл подражателем и заимствователем чувств и мыслей соседних народов.

Де Кюстин даже умудрился оправдать поражение Наполеона в России, заявив, что французская армия «заслуживает почестей уже за то, что продвинулась так далеко, пусть только, чтобы погибнуть».

Европейский бестселлер

Естественно, в России книгу запретили сразу же после издания. Впрочем, русская аристократия все же познакомилась со скандальными очерками путешественника: тома доставляли в страну контрабандой.

А вот в Европе сочинение маркиза ждал грандиозный успех: во Франции, несмотря на высокую цену, книга была раскуплена в первый же день. Дополнительные тиражи допечатали в Англии, Германии, немного позднее — в США. В каждой из этих стран произведение де Кюстина производило фурор.

Первобытная дикость: Запрещенная книга иностранца о России2

Российские читатели смогли познакомиться с полным переводом книги только в 1990-е годы. Хотя скандальные очерки и были написаны почти два века назад, они до сих пор вызывают множество споров и ожесточенных дискуссий.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Что ещё почитать:

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.