М. С. Горбачев -

Очередная, уже тридцатая годовщина ГКЧП отмечается поразительными откровениями "авторов и участников" из числа всё еще живущих, которые можно коротко охарактеризовать строками нашего великого баснописца:

Я даже видел то вчера:

Что Климыч на руку нечист, все это знают;

Про взятки Климычу читают,

А он украдкою кивает на Петра (с) И. А. Крылов

Автор катacтройки, которому даже пожизненный президент ада в ПМЖ отказывает, снова в развале Советского Союза винит не себя и своего соавтора и идейного вдохновителя — Александра Яковлева, а членов ГКЧП, возлагая уже не могущих возразить пок0йников «огромную долю ответственности за развал страны».

Ну да, конечно, это же не Горбачев решил "простить" завербованного американскими спецслужбами Яковлева:

«Яковлев – полезный для перестройки человек? Если полезный, то простим его. У кого в молодости грехов не было!».

Это какие "грехи молодости" надо иметь, чтоб на таком посту таким всепрощенчеством заниматься?

Собственно, Горбачев грешить продолжал, сначала оставив без помощи власти ГДР, а потом и просто сдав их, задав "другу Гельмуту" сакраментальный вопрос "Сколько?".

Самое пикантное, что Горбачев не оспаривает ни воспоминаний дипломата, ни воспоминаний разведчика. Он, совершенно не рефлексируя, продолжает распространяться про демократию:

«Отстаивать принципы демократии и правового государства, исключить любую возможность узурпации власти, авантюристических действий — это всегда должно быть заботой общества и государства. Я верю, что демократический путь развития России единственно правильный, что только на этом пути наша страна может развиваться и решать любые проблемы».

Горбачева понять можно, ему лично эта т. н. "демократия" жизненно необходима, а то могут пенсию, домик под Москвой, и охрану с прислугой оплачиваемые из госказны отобрать, да еще под суд отдать — и ведь свидетели обвинения найдутся.

М. С. Горбачев Фото из открытых источников

Зато вот дорогие "соседи-небратья" в прекрасной демократии по-американски вдруг разочаровались.

А вот весьма активно участвовавший в событиях тех лет Александр Руцкой безжалостно опровергает попытки перевода стрелок Михаилом Сергеевичем:

Во-первых, я уверен, что еще в марте Горбачев сам решил создать ГКЧП с целью сохранения СССР в прежнем виде. Накануне подписания договора он окончательно понял, что это будет не союзное государство, а сборище никому не подчиняющихся суверенных государств, и поэтому решил сбежать из Москвы. После этого – с его ведома – Янаев, Язов, Крючков, Лукьянов объявляют, что управление страной передается Государственному комитету по чрезвычайному положению (ГКЧП). Горбачев тем временем изображал из себя узника, заключенного на даче в Форосе. Тем самым он сорвал подписание договора об ССГ – Союзе суверенных государств.

Я и никто другой вывез Горбачева из Фороса, поэтому заявляю: никто его не арестовывал, связь не отключал, он просто сбежал.

Последующее поведение Горбачева, который не отстоял своих товарищей, заключенных в СИЗО «Матросская тишина» и не смог навести элементарный порядок в стране, привело в конечном итоге к уничтожению страны.

Так что годы идут, и всё, что когда-то вершилось тайно, постепенно и неотвратимо становится явным, и характеризоваться может только как организованное пpeдательство.

Кстати, в своём интервью Руцкой поминает и Лебедя, и вот же совпадение — моя статья, написанная за год до выхода интервью на основе анализа прессы тех лет, совпадает с воспоминаниями непосредственного и высокопоставленного участника событий.

Я хорошо помню те дни. И своё ощущение поднимающейся из глубин мути, какой-то большой и неотвратимой бeды, которое меня, увы, не обмануло.

Я мечтаю только об одном — чтобы "Горби" дожил до суда.

На этом, а не на том свете.

Ибо великое пpeдательство заслуживает великого суда.

И в заключение стихи неизвестного автора времен 90-х:

Рвалось и металось, кричало: — “Беда!”
Намокшее красное знамя
О том, что уходит сейчас навсегда,
Не зная, не зная, не зная.

Прошла пятилетка больших пoxopoн,
И веяло дымом свободы,
Но каркала чёрная стая ворон
Над площадью, полной народа.

Все лица сливались, как будто во сне,
И только невидимый палец
Чертил на кирпичной кремлёвской стене
Слова — Мене, Текел и Фарес.

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.