Проблема миграции сельского населения в город сохранялась, пожалуй, на всем протяжении существования Советского Союза.

В 20-х — начале 30-х годов, до введения единой паспортной системы, крестьяне свободно переезжали в крупные населенные пункты, ища лучшей доли. В городах селяне зарабатывали на заводах, фабриках и стройках, в деревне такой возможности не было.

В конце 1932 года в стране ввели паспорта. Их выдавали не всем. Получить заветный документ могли лишь жители городов, районных центров и посёлков городского типа. С 1953 года список расширили: паспорт стал доступен для рабочих и служащих, проживавших на селе. Колхозники обзавелись заветной книжечкой в бордовой обложке лишь в 1974 году.

Эти меры, по задумке правительства Советского Союза, должны были прекратить отток колхозников в города, однако план не сработал. Селяне продолжали уезжать.

Многие села опустели, молодежи в них почти не осталось. В колхозах было некому работать, поскольку они состояли из людей предпенсионного возраста.

Чтобы решить вопрос кардинально, в Академии строительства и архитектуры СССР не придумали ничего лучшего, как объявить малонаселенные деревни неперспективными.

Хотели как лучше

Неперспективными признавались деревни и села, население которых не превышало нескольких сотен человек (до тысячи жителей). Предполагалось, что такие населенные пункты будут ликвидированы или объединены с более крупными близлежащими поселениями.

По замыслу, минимальные размеры отдельного хозяйства должны были составлять не менее пяти тысяч гектаров, а число жителей — не менее тысячи человек. К середине 70-х годов планировалось сократить число сел и деревень шесть раз.

В новых укрупненных хозяйствах должна была быть сосредоточена вся материально-техническая база колхозов и совхозов. Кроме того, предполагалось, что перспективные населенные пункты станут своеобразными мини-городами: благоустроенными, с новым жильем, школами, кинотеатрами и поликлиниками. Таким образом, сельские жители могли бы получать все блага, не выезжая из села, поэтому, как считали авторы идеи, миграция населения в город могла бы прекратиться.

А получилось как всегда

На деле все вышло иначе.

Поскольку жители деревень, объявленных неперспективными, чаще всего отказывались покидать свои жилища, их буквально заставляли переехать: новое строительство прекращалось, рабочие места ликвидировались, закрывались школы, магазины, библиотеки и клубы.

В новых перспективных поселениях строительство шло в авральном режиме, а строились, в основном, 2-х этажные дома с удобствами на улице и участками за пределами села. Хотя в дальнейшем планировалось застройка отдельными коттеджами, переезжая, жители малых деревень, оказывались в худших условиях.

Не оправдалась и надежда на укрупнение колхозов и совхозов, а следовательно — стабильную работу с хорошей зарплатой, поскольку ни опыта, ни материальной базы для создания таких хозяйств не было.

Миграция в города не прекратилась, ведь жители ликвидированных селений не видели смысла переезжать в непродуманные и недоделанные «мини-города», если можно было переселиться сразу в мегаполис.

В 1980 году, после бурных дебатов, термин «неперспективная деревня» перестал существовать, а программу укрупнения малых сел и деревень признали провалившейся.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Что ещё почитать:

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.