Товарищи, это всё не правда, типа, фельетон. Такая история не могла бы случиться. Но это не точно.

События, к примеру, происходят сегодня полдесятого утра не по московскому времени.

***

— Коллеги, — начала речь директор школы Алла Юрьевна, — я собрала вас в учительской по очень важному делю. К нам едут журналисты.

Учителя зашептались, кто-то быстро принялся листать разложенные на столах рабочие программы.

— Да не пугайтесь, они явно едут не ваши рабочие программы смотреть.

— А зачем же? — спросил учитель технологии Илья Николаевич.

— А вот это я даже сама не знаю, — призналась Алла Юрьевна. — У нас с вами есть один час, чтобы подготовиться. У всех есть маски?

Учителя снова зашевелились, вспоминая, где лежат их маски.

— А у меня маска Чипполины есть. Подойдет? — решил пошутить информатик.

— Сейчас не время шутить, — осадила его директор. — Поднимите руки, у кого нет.

Трое учителей стыдливо подняли руки.

— Коллеги, поделитесь со своими товарищами, которые, видимо, слишком разбогатели на экономии, коли своим поднятием руки отказались от премиальных баллов. Илья Николаевич, у нас рулетка есть?

— Есть. А зачем?

— Нам теперь нужно столы в учительской расставить, чтобы между нами была дистанция полтора метра.

— Зачем это? — завозмущались учителя. — Нам если суждено заразиться, так мы давно уже друг от друга заразились бы.

— Положено так, — немного нервно сказала директор. — Еще это, санитайзер вот тут на входе поставим, выдали нам один, сейчас завхоз принесет. Короче, пока готовьтесь. Я пойду документы проверять на всякий случай.

На выходе из учительской директор обернулась и обратилась к информатику Игорю Ивановичу:

— Игорь Иванович, посмотрите в кабинете информатики, чтобы всё было чинно-благородно. А вы, Татьяна Никитична, сходите в музей, поправьте там всё. Журналисты обычно в школьный музей ходят.

Ровно через час учителя наблюдали в окно, как возле школьной ограды остановился автомобиль, из которого вышла девушка в очках, сопровождаемая усатым мужчиной.

— Хорошо, хоть каникулы идут, никто в школе не безобразничает, — пошутил Илья Николаевич.

Минут через десять раздались шаги и женские голоса. Было понятно, что журналистка и директор поднимаются в учительскую.

Учителя быстро надели маски.

— А вот и наши любимые учителя, — каким-то странным тоном произнесла Алла Юрьевна, показав рукой на учителей.

Учителя заулыбались. Это было заметно, так как их глаза прищурились, а маски немного растянулись. Даже учитель информатики изобразил дебильную улыбку, аккуратно нарисованную мелом на черной маске, показав всем своим видом, что он безмерно рад гостям.

— Меня зовут Анюта, — сказала журналистка. — Можно я задам вам вопросы?

Учителя боковым зрением посмотрели на директора, которая едва заметно кивнула, мол, можно.

Дальше были вопросы.

Все происходило в такой же атмосфере, как на телепрограмме "Что? Где? Когда?". Учителя нервничали, так как совершенно не знали, какой ответ должен быть правильным. И лишь брови директора показывали — в правильном направлении они рассуждают или нет.

— Как вы относитесь к дистанционному обучению? — спросила журналистка Анюта у Ильи Николаевича.

Илья Николаевич, дабы не подвести директора, начал издалека:

— Вот в 1984 году у нас случай был …

Когда история перешла на племенных быков, завуч решила спасти ситуацию.

— Хорошо относимся, — сказала она. — Конечно, везде есть свои недостатки, но их можно легко преодолеть.

— А с какими трудностями вы столкнулись? — спросила журналистка.

Учителя загудели, так как каждому хотелось пожаловаться.

— Не все сразу! — скомандовала директор. — Ирина Михайловна, давайте вы первая.

Ирина Михайловна была выбрана не случайно. Именно у нее "компьютерная грамотность" была на уровне ноль (а потому ничего плохого она при всем желании не сказала бы), а еще она во всем плохом видела только хорошее.

— Проблемы были, — начала Ирина Михайловна, — но в этом нет ничьей вины. Ведь опыт, он ошибок трудных. Всё вполне преодолимо, если мы, учителя, постараемся. У нас и компьютеры есть, и еще всякое оборудование дорогое.

У учителя информатики затряслась голова. Чтобы не подумали, что он дико ржет в маску, он начал изображать чихание.

— А покажите мне кабинет информатики, — попросила журналистка.

— Пойдемте, конечно, — максимально любезно, сказал директор. — Игорь Иванович, ведите нас в свои пенаты.

"В куда?" — хотел спросить Игорь Иванович, но промолчал, так как понял серьезность момента.

В кабинете гордо стояли пять компьютеров.

— У нас просто школа маленькая, — сразу же начала объяснять директор, — вот компьютеров и немного. Но нам хватает.

— Компьютеры современные? — спросила журналистка Анюта.

— Современные, — кивнул головой Игорь Иванович, — десять лет.. э нет, десять месяцев назад выдали.

Директор незаметно кивнула, показав, что баллы к зарплате Игорю Ивановичу обязательно будут повышенные.

— А где у вас веб-камеры? — спросила журналистка.

Алла Юрьевна смотрела на информатика, глазами возлагая на него большую надежду.

— Так они это, в другом кабинете, на профилактике, — сказал Игорь Иванович и покраснел (но маска его не выдала).

А журналистка, наверное, даже не расслышала его слова, так как она попросила пригласить в компьютерный класс учителей, чтобы они изобразили бурную работу на камеру.

Пока учителя заходили, Игорь Иванович включал компьютеры, немного матерясь про себя, так как загрузка шла медленно. На двух он открыл программу блокнот, а на двух запустил FAR. Еще один компьютер так и не включился по причине отсутствия проводов.

Учителя сели за компьютер. Для пущей солидности Игорь Иванович вытащил из шкафа наушники с микрофоном и вручил их директору, которая тоже села за компьютер, пытаясь понять, что за синяя программа запущена.

А дальше еще был осмотр музея и спортзала, в которых быстро собрали все мячи, которые только имелись в школе, пока журналистка в сопровождении завуча осматривала в музее серпы, самовар и юбилейную медаль.

На прощанье учителя спросили у журналистки Анюты:

— А когда нас покажут по телевизору?

— В пятницу вечером включайте новости.

После просмотра пятничных вечерних новостей у учителей остались двоякие впечатления. С одной стороны — их показали по телевизору, а с другой стороны — они лично убедились в том, что сами же критиковали в учительской.

Сюжет был небольшой.

Вот стоит журналистка, шумит ветер. Вот она подходит к мальчикам из неблагополучной семьи, которые пару минут назад курили за забором. Вот она у них спрашивает, нравится ли им учиться дистанционно. Они, конечно, хором отвечают, что им это очень нравится.

А вот показывают школу. Директор сидит в кабинете за компьютером (и будто даже не ждет журналистов).

Показывают учителей за компьютерами, как они лихо в "блокноте" якобы проводят видеоурок (хотя идут каникулы). Из речи учителей оставили лишь фразы "компьютеры есть", "всё преодолимо".

Далее картинка пустого спортзала, где одиноко катится мяч (зря мячи в кучу собирали).

И еще три секунды из школьного музея (камера как бы зависает рядом с фотографией "выпуск 1978 года").

А в конце главный вывод — "Трудности преодолеваются легко, учителя хорошие, работают по призванию". Ну, и еще два раза повторена фраза "модернизация школ" и "переход на новый уровень образования".

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.