Мытье посуды в канаве, отопление навозом и адские туалеты: как живется людям в таджикских кишлаках

Слышать, видеть по ТВ, в ютуб-роликах или читать в постах других путешественников жизнь в кишлаках — это одно, а прочувствовать её лично, совершенно другое.

И вот ты стоишь среди глинобитных построек в таджикском кишлаке, осознавая, что это их дома. Что вот та канава — одновременно стиральная и посудомоечная машина. Что вместо душа и ванны у них пластиковые или в лучшем случае старинные железные кувшины.

И мысли разлетаются в разные стороны, так их много на эмоциях осознания всей глубины уровня жизни местных людей. Нет, не какой-то просветленной мудростью или историей глубины. А глубины погружения далеко на дно в сравнении с тем, как мы все с вами давным-давно привыкли жить.

И это даже не только для городского жителя мягкий шок, а и для любого россиянина, живущего в деревне или глубинке. Потому что даже если им кажется, что дно у них в условной Семёновке, то это лишь оттого, что они не видели таджикского кишлака.

И второе важное понимание, что это не провал на дно из-за каких-то недавних потрясений, революции, войны или экономического кризиса. Это, в принципе, нахождение на дне все то время, когда цивилизация активно развивается, и во многих подобных регионах, когда-то находившихся в такой же Ж, все стало намного лучше и жизнь людей заметно улучшилась. По крайней мере, в таких базовых бытовых вещах, в условиях жизни.

Дом, непонятно как еще живая 40-летняя советская машина, железная печка-плита во дворе. Это люди еще неплохо живут: какая никакая, машина есть. Обычно все тоже самое, но без машины, без коврика на входе, с не такой «новой» дверью. Но точно также с плитой для приготовления пищи на улице. Без водопровода. Без канализации. Этого всего попросту нет в таких кишлаках.

И электричество есть далеко не везде, этим людям повезло, их кишлак находится на Памирском тракте, вдоль которого тянется ЛЭП в Мургаб, поэтому отходят провода и к ним.

На этом фото слева можно увидеть, из чего строят жилые дома в кишлаках. Просто высушенная на солнце глина.

На переднем плане — канава. Это аналог водопровода. Люди прокопали некое подобие канала от ближайшего ручья через весь кишлак, чтобы можно было пользоваться протекающей водой.

Видно и то, каким чудом смог выжить старый советский ИЖ: его сварили из нескольких машин, из тех частей, которые еще не сожрала ржавчина. Остовы таких машин-доноров много где валяются в кишлаках.

В канаве-водопроводе, как можно увидеть, женщина стирает бельё. Да-да, это абсолютные реалии.

И они так не только детские паспашонки, свои платья и нижнее белье стирают, но и моют посуду.

Так в кишлаках выглядит кухня. Чаще всего она располагается на улице и представляет собой каменную или металлическую плиту, которую топят тщательно собираемыми кизяками коров и яков или высушенными жмутами горной травы.

Ведь древесины в горной местности не всегда можно разжиться в достаточных количествах.

Туалет — дырка в земле и доски над ней.

Причем, не около каждого дома собственный, а несколько общих туалетов на весь кишлак.

Вместо душа — кувшин кумган. С его помощью и умываются, и моются, и используют вместо туалетной бумаги.

Обратите внимание на цветные зубные щётки, лежащие на земле около ног девушки. Люди в кишлаках, судя по всему, не особо заморачиваются на санитарии и брезгливости.

Вот так и живут эти люди.

Вырастить здесь ничего не возможно из-за высокогорья и отсутствия плодородной почвы. Остается только разводить коз, овец, яков, коров и домашнюю птицу. И надеяться на финансовую помощь на крупы, сахар, масло и домашний скарб от тех членов семьи, которые уехали на заработки в Россию.

По-другому я даже не представляю, как людям здесь выживать…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Что будем искать? Например,Человек