Каждый генерал мечтает об армии «универсальных солдат», которые могли бы преодолеть любые препятствия, не нуждаются в сне, не чувствуют голод, жажду и не ощущают боль.

Но поскольку человеческое тело имеет свои физиологические пределы, военные врачи всегда стремились искусственно увеличить способности бойцов с помощью медицинских препаратов и психоактивных веществ. Обычно подобные препараты служили для двух целей: для повышения боевой эффективности и качествен средства, защищающего от боевых психических травм.

Во время Второй мировой войны немецкая армия, чтобы постоянно поддерживать своих солдат бодрыми «пичкала» их большим количеством стимуляторов. В ход шло все, даже алкоголь и наркотические вещества. Немецкое командование полагало, что таким образом можно повысить уверенность солдат в своих силах, избавить их от чувства страха и сделать готовыми без раздумья совершать рискованные поступки. Таким «чудодейственным» стимулятором стал первитин, который предназначался для того, чтобы в суровых фронтовых условиях наделить солдат сверхчеловеческой силой.

Солдаты, которые принимали первитин могли обходиться без сна в течение нескольких дней и без устали пройти десятки километров, не чувствуя боли и голода.

Боевой стимулятор немецко-фашисткой армии

Первитин — чрезвычайно мощный препарат. Даже в небольших количествах он стимулирует центральную нервную систему, высвобождая допамин (это гормон радости и удовольствия, его называют еще и гормоном мотивации), который вызывает длительное эйфорическое состояние. Вещество повышало бдительность и концентрацию внимания, снимало усталость и обладало сильным афродизиакальным эффектом, усиливающим половое влечение настолько, что солдаты были готовы совокупляться чуть ли не с танками.

Вещество, содержащееся в первитине, было впервые синтезировано еще в 1893 году и первоначально назначалось для лечения СДВГ — синдрома дефицита внимания и гиперактивности, ожирения (поскольку вызывает потерю аппетита) и в качестве противоотечного средства для слизистой носа.

Отто Фридрих Ранке, директор Военно-медицинской академии и Института общей и военной физиологии, отзывался о первитине, как о чудодейственном лекарстве, благодаря которому нацистская Германия победит войска союзников.

Препарат, предназначенный для военных, выпускался в виде маленьких таблеток, их принимали военнослужащие всех родов войск немецких вооруженных сил. Солдаты называли их «Stuka-Tabletten» (штучки-таблетки), в честь немецкого бомбардировщика «Junkers Ju 87», прозванного Stuka (штука), являвшегося в то время одним из символов немецких военно-воздушных сил. Также первитин называли «таблетками Германа Геринга», и «танковым шоколадом».

В период с апреля по июль 1940 года более немецкой армии и ВВС было поставлено около 35 миллионов таблеток первитина и изофана (слегка модифицированная версия первитина).

Последствия приема первитина

По инструкции рекомендуемая разовая доза от одной до двух таблеток «только тогда, когда это необходимо для предотвращения сна» и не более 6 таблеток в сутки в не зависимости от того, насколько сложна и экстремальна ситуация. Но истощенные и находящиеся в сильной стрессовой ситуации солдаты часто превышали предписанную дозировку.

Герд Шмюкле из 7-й танковой дивизии описал действие таблеток после боя на Украине в ноябре 1943 года:

«Я не мог уснуть. Во время атаки я принял слишком много первитина. Мы все были зависимы от него в течение долгого времени. Все принимали эти таблетки чаще и чаще и в возрастающих дозах.

Таблетки снимали ощущение тревоги. Я погрузился в мир безразличия. Больше ничто не казалось опасным. Казалось, увеличилась. После боя наступало странное состояние опьянения, при котором потребность в сне боролась с состоянием бодрствования».

Даже сам Отто Ранке, руководитель Военно-медицинской академии и Института общей и военной физиологии, стал зависимым от первитина. Ходили слухи, что он под действием препарата мог работать по 50 часов, не чувствуя усталости.

Одна из самых захватывающих историй о мощном воздействии этого препарата произошла в рядах финской армии, которая в то время воевала на стороне нацисткой Германии.

18 марта 1944 года финский солдат Аймо Койвунен с группой товарищей находился в лыжном патруле близ города Кандалакша. Группа попала в засаду бойцов Красной армии, но после продолжительного боя им все же удалось вырваться из окружения.

Финны, преследуемые русскими солдатами, попытались вернуться на лыжах на свою базу. После нескольких часов преследования Койвунен от усталости уже почти терял сознание. И тут он вспомнил, что у него в нагрудном кармане был запас Первитина для всей группы. Тогда он решил принять чудо-лекарство….

Не останавливаясь, Койвунен достал из кармана первитин, однако в рукавицах было проблематично извлекать из упаковки по одной таблетке. Поэтому он сыпанул в рот все 30 штук и разом их проглотил. Через несколько минут лыжник почувствовал, как все его тело наполнилось энергией, но эффект длился недолго…

Вскоре от передозировки Койвунен начал терять сознание — именно то, чего он и хотел избежать. Придя в себя, финн обнаружил, что находится в 100 километрах от того места, где он принял таблетки. Койвунен потерял своих товарищей, у него кончились боеприпасы и еда, к тому же он не помнил ничего, что за это время произошло. Тогда финн, борясь с галлюцинациями двинул на лыжах в сторону, где, как он думал, должны быть его товарищи. Это состояние делирия длилось около двух недель, за которые он в общей сложности преодолел 400 км. В какой-то момент он наступил на мину и получил серьезнейшие ранения. Койвунен не мог двигаться и неделю лежал в канаве, ожидая помощи. Первитин выкачивал ресурсы, однако каким-то образом не давал Койвунену замёрзнуть насмерть.

Когда его нашли, он весил 43 килограмма и пульс был 200 ударов в минуту. История Койвунена стала первым задокументированным случаем солдата, который перенес передозировку первитина во время боя.

В ходе войны немецкие врачи начали беспокоиться о негативном влиянии первитина на здоровье и поведение солдат.

В книге «Краткая история наркотиков и войны» историк Лукаш Каменьск пишет:

«На следующий день после приема препарата солдаты, как правило, были в гораздо худшем физическом состоянии; у некоторых были проблемы со здоровьем, такие как чрезмерное потоотделение и двигательные расстройства, а некоторые погибали.Также значительно увеличилось количество несчастных случаев среди пилотов люфтваффе».

Таким образом, после состояния эйфории следовали два или три дня, в течение которых солдаты ощущали глубокий упадок сил и умственный слом. Иногда после приема препарата у солдат появлялись сильные конвульсии, заканчивающиеся летальным исходом. Кроме того, по словам Каменьска, первитин вызывал агрессивное поведение, что может объяснить, почему нацистские солдаты превращались в жестоких и безжалостных монстров. Это стало проблемой для военачальников.

Военные чиновники, понимая опасность применения первитина, пытались ограничить его широкое использование. 1 июля 1941 года препарат был классифицирован как запрещенное вещество. Но похоже, это мало кого волновало, ведь «на войне все средства хороши» и десять миллионов таблеток в том же году были доставлены войскам.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.